March 8th, 2010

бродский

Грустная ночь у меня сегодня.
Смотрит с обоев былая сотня.
Можно поехать в бордель, и сводня —
нумизматка — будет согласна.
Лень отклеивать, суетиться.
Остается тихо сидеть, поститься
да напротив в окно креститься,
пока оно не погасло.

андрей лошак

. У нас ситуация противоположная Америке и Западной Европе, где гражданское мужество нужно, чтобы быть фашистом. Здесь все наоборот: если ты не готов судить людей по цвету кожи, это сразу вызывает подозрения в некошерности. Или, наоборот, в кошерности, как вам больше нравится. Удивительно, как страна, потерявшая столько людей в войне с фашизмом, сумела все это так быстро забыть. Оказалось, что весь этот коммунистический интернационализм не был органически присущ нашей культуре. И вот сейчас, говоря с вами на эту тему, я понимаю, что даже без резких выпадов в сторону ультраправых я все равно рискую. Это, конечно, страшно. Я вот увидел вас на похоронах Ивана и удивился тому, что вы не испугались прийти. Честно говоря, после этого убийства я окончательно решил уехать из этой страны. Ничем хорошим нынешний разгул насилия не может кончиться. Я взрослый человек, у меня дети растут. Я хочу для них другого будущего.

тимур, мы там были...

"На «Пикнике Афиши» Madness выступал. Пришли фа — здоровые мужики в килтах, стоят, зигуют. Не знаю, кто это был: Blood and Honour, может, или Red Blue warriors, черт их знает. Мы тоже пришли, потому что Madness — это наша музыка. Там начался ад. Играет веселая музыка, народ у сцены пляшет, а чуть в стороне настоящая мясорубка: кровь, стоны, кто-то умоляет не убивать..."